Центр защиты леса Республики Тыва
регионы России
Направления деятельностиО насУслугиНовостиФотогалереяСМИ о насСотрудничествоКонтакты
Карта филиалов
Российского центра защиты леса
Посмотреть филиалы списком
закрыть

Общая информация

Телефон единой диспетчерской службы
Федерального агентства лесного хозяйства

8-800-100-94-00

 

 

 

Новости

26.10.2015

Публикация статей из книги к 60-летию лесного хозяйства в Туве

  «Слово о лесе»

          Одной из главных составляющих частей окружающей нас природы являются леса. В России, где на сегодняшний день сосредоточено одна пятая мировых ресурсов древесного запаса, охраной лесов впервые начали заниматься по указу государя Петра Великого, который предписывал лесной службе заботиться о сохранении и возобновлении казенного леса: «Во всех местах, где возможно, добрые и при том другие потребные вещи насаждать и возвращать».

          Дело своего великого деда продолжил внук — Павел Первый, создавший в мае 1798 года «Департамент для лесной части», управление которым было поручено адмиралу Осипу Михайловичу Дерибасову. С тех пор прошло двести с лишним лет.

          И хоть существует мнение, что лесу истощение не грозит, «ибо он есть источник постоянно возобновляющийся», все не так просто.

Леса России, по большей своей части принадлежавшие частному капиталу, перед самой революцией были настолько истощены, и практически вырублены, что вызвали серьезную тревогу многих ученых — лесоводов, которая с наибольшей силой прозвучала в романе Леонида Леонова «Русский лес», где с болью и гордостью говорится о том, что «Вряд ли какой другой народ вступал в историю со столь богатой хвойной шубой на плечах. Именитым иностранным соглядатаям, ездившим сквозь нас транзитом повидать волшебные тайны Востока, Русь представлялась сплошной чащобой с редкими прогалинами людских поселений. Отсюда и повелась наша опасная слава лесной державы, дешевящая в глазах заграничного потребителя наш зеленый товар и создающая вредную, миллионерскую психологию у коренного населения. Наступит день, когда Петр будет рвать ноздри и гнать на каторгу за губительство заповедных рощ, а пока леса в России так много, что в награду за расчистку дается освобождение от податей и пошлин на 15 лет, а чуть посеверней — и на все сорок.

Лес стоит такой непролазной крепью и такого сказочного сортимента, что бреди хоть тысячу дней в любую сторону и лес, как лохматая собака, будет верно и неотступно следовать за тобой. Здесь и надо искать корни нашего небрежения к лесу. Мы просто не замечали его, потому что он был свой, домашний и вечный, всегда под рукой, как воздух и вода, как заспинная сума, где и сонной рукой нашаришь все, что потребно душе и телу. Мы пользовались его услугами и дарами, никогда не принимая в расчет его нужд и печалей».

          Но шло время, и густейшие леса, которые почему-то в народе иногда назывались Пустошами, постепенно редеют, выжигаются под пашню, вырубаются на дома и дрова, а великолепные дубовые, а потом и сосновые рощи переводятся на корабли, сдаются в концессию иностранцам, которые рубят все подряд, не оставляя ничего живого, а тут и первые домны в России подоспели, которые буквально сжигали вокруг себя весь лес, ведь каждая тонна плавки металла требовала восемнадцать кубометров дров, разрушение лесов еще ускорила железная дорога, появление целлюлозной промышленности.

          «И вот уж Кострому напрямки видать из Нижнягорода, а Саратов из Воронежа, а песчаные бури стучатся в рязанские ворота» — пишет автор «Русского леса», который «с земли уходит прочно», и чтобы вернуть его, нужно потратить усилий гораздо больше, чем было потрачено на его изгнание. А для этого еще необходимо, чтобы профессия людей, оберегающих лес, превратилась в призвание. В большинстве случаев так оно и есть.

          Благодаря лесникам, этим скромным труженикам леса, прогрессивной и патриотически настроенной части русских ученых-лесоводов, благодаря государственной поддержке лесного хозяйства во времена СССР, очень многое удалось сделать — сохранить то, что осталось, восстановить, вырастить заново тысячи и тысячи гектаров леса. Ведь лес — это показатель богатства общества, а уровень ведения лесного хозяйства — показатель его культуры.

          Великий русский писатель Антон Павлович Чехов устами одного из своих героев, доктора Астрова, выразил очень меткую мысль о том, что леса учат человека понимать прекрасное, в лесах с наибольшей выразительностью предстают перед нами величавая красота и могущество природы.

Еще один замечательный знаток природы, Константин Паустовский в своей книге «Повесть о лесах» пишет: «Леса являются величайшим источником вдохновения и здоровья. Это исполинская лаборатория. Она вырабатывает кислород и улавливает ядовитые газы. Представьте себе, что на леса обрушился пыльный ураган. Уже в километре от опушки вы будете ощущать его лишь как потоки чистого и свежего ветра. Каждый из вас помнит воздух после грозы. Он душист, свеж, полон озона. Так вот, в лесах как бы бушует вечная гроза и расточает по земле потоки озонированного воздуха.

          В лесах вы дышите воздухом, который в дести раз чище и здоровее воздуха городов. Он целебен, он удлиняет жизнь, он повышает нашу жизненную силу, и, наконец, он превращает механический, а подчас и затруднительный для нас процесс дыхания в наслаждение. Кто испытал это на себе, кто знает, как дышится в прогретых солнцем сосновых лесах, тот вспомнит удивительное состояние как бы безотчетной радости и силы, охватывающее нас, как только мы попадаем в леса из душных городских домов.

          Лес — это самый верный наш помощник в борьбе за урожай. Он хранит почвенную влагу, смягчает климат, останавливает сухие и жаркие ветры, преграждает своими зелеными плотинами путь сыпучим пескам — лазутчикам пустыни.

          Места, где уничтожен лес, подвергаются размывам от талых вод и дождей. Довольно тонкий слой плодородной земли зачастую смывается начисто, и реки уносят его в море.

          В тех местах, где уничтожены леса, земля заболевает бесплодием и сухими язвами оврагов. Нет ничего безотраднее, чем зрелище пересыхающих грязных рек, порубок, гарей, всех этих пустошей, вызванных к жизни невежеством, нерадивостью и жадностью человека.

          Невозможно перечислить все бедствия, какие несет истребление лесов».

          Но не везде и всюду люди иве варварски относились к своему достоянию, есть еще места на нашей планете Земля, где леса до сего времени сохранились в своей почти девственной чистоте и неприкосновенности.

Леса Тувы

          Есть такие места и в республике Тыва, где на долю бореальных, или, по другому, естественных лесов, приходится почти 90% от всей площади, занятой лесом.

          А в общем и целом, леса составляют почти половину всей территории нашей республики, находящейся в самом центре азиатского материка и наиболее удаленной от мирового океана. Географически Тува располагает рядом горных хребтов, нагорий и межгорных котловин с огромным количеством чистейших рек и озер ледникового происхождения.

          В степных котловинах имеются несколько бессточных большой минерализацией и бальнеологическими свойствами.

Тува славится богатством и разнообразием полезных ископаемых и другими природными ресурсами, но, пожалуй, самым большим ее достоянием все таки является лес, по-местному, тайга. Лесной фонд республики составляет 11 млн. гектаров. Основными лесообразующими породами являются кедр (45%) и лиственница (47%).

          Такое лесное богатство Тувы совсем неслучайно. Издревле тувинцы относились к своей тайге с благоговением, почитали ее духов, никогда не рубили без большой надобности деревьев, более того, дружили с ними, как люди дружат друг с другом.

          Примером тому стихи многих тувинских поэтов, и в том числе аксакала тувинской литературы Монгуша Кенин-Лопсана.

 

И днем, и ночью, охраняя тишь,

Как сторож, осмотрительный и строгий,

Ты, лиственница, много лет стоишь

У нас в тайге, в Зеленом Птичьем Логе.

В тени ветвей — сухой, широкий круг,

Здесь отдыхал охотник на привале,

И ты над ним — и часовой, и друг,

Его от зноя ветви укрывали.

Ты все не старишься, ты молода

К тебе отец привел меня когда-то...

В ручье по — прежнему журчит вода

Но нет отца, и тяжела утрата...

С тобой дружил отец. Не оттого ль

Из трещины в коре сочатся капли

Ты тоже чувствуешь живую боль

Утратив друга старого, не так ли?

Но посмотри, как хорошо кругом!

Вот я развел костер на том же месте.

Здесь для зверей и птиц родимый дом,

И мы с тобою, лиственница, вместе.

 

Еще одно замечательное стихотворение есть у Александра Даржая:

 

С рожденья на дерево мне повезло,

Оно меня в люльке

Глубокой качало,

Из дерева славное сделал седло...

Однажды и я

Стану древом печальным.

Деревья как люди,

И я к ним спешу,

И лиственница

Встречает меня как родного

И пахнет бумага—

На ней я пишу —

Лесным ароматом, душистой смолою.

 

          Тувинец долго молился, просил духа леса простить его, когда нужно было срубить дерево для дела, если же это делалось без спроса, наглеца ждала суровая кара:

Твой родич болен потому

Что духа Леса оскорбил,

Что посвященное ему

Без спросу дерево срубил

Зачем, безумец, взял топор?

Зачем прогневал Божество

Взгляните, руки у него —

Кривые, слабые с тех пор!

 

Но такое с тувинцем случается редко, ибо: «Леса и горы — братья мои,

Их боль — это боль моя» (Кенин-Лопсан).

 

Вглубь истории

 

          Но так было не всегда, в Туве есть немало «памятников» природы, свидетельствующих о мощных разрушительных антропогенных явлениях, связанных с периодом хозяйственного освоения территории Тувы в ранние исторические времена. Это сухие степи и каменистые полупустыни, высыхающие древние озера, такие как Хадын, озеро Белое, Чагытай и другие.        Изменение экологической обстановки в регионе явилось следствием эпохи освоения меди и железа, как известно, Тува считается одним из самых крупных древних металлургических центров, где до сих пор археологи и геологи находят древние выработки, металлургические шлаки, плавильные печи. Характерной чертой древнего горно-металлургического производства было использование древесной угля в качестве топлива для печей плавки и обработки металлов.

          А этого угля требовалось огромное количество. По предположительным расчетам некоторых ученых, только Хову-Аксынское месторождение, давшее с 12 по 3-й век до н э. 7500 тонн меди потребовала вырубки 4500000 деревьев, еще больших жертв требовало железоплавильное производство. Вырубка лесов на протяжении тысячелетий повлекла за собой многие негативные процессы — иссушение климата, эрозию почв, особенно горных, которые лишившись лесного покрова, очень легко подвергаются необратимым процессам разрушения почвы.

          По мнению кандидата геологических наук Т. Н. Прудниковой, по причине древних вырубок леса, оказались практически голыми южные склоны Тану-Ола, многие участки правобережья Каа-Хема, по этой же причине оказались пустынными зоны Улуг-Хемского района, особенно район Чаа-Холя. Прудникова считает, что, возможно, к началу эпохи палеометалла залесённой была Центрально-Тувинская впадина. Дошедшие до нашего времени реликтовые сосновые боры в Болгазыне и Шагонаре (последнего уже, к сожалению, нет) — свидетельство былой мощи зеленых массивов в этих районах. Найденное неподалеку от Кызыла в направлении озера Хадын древнее поселение человека с остатками металлургического производства также свидетельствует о том, что некогда здесь, ныне совершенно обезлесенном месте, существовали мощные леса, истребленные человеком за несколько тысячелетий (примерно от неолита до монгольского завоевания), что повлекло за собой необратимые процессы в виде надвигающейся в эти места пустыни, понижающемуся уровню воды в местных озерах, иссушению климата.

 

Начало

 

          11 октября 1944 года Тува вошла в состав Российской Федерации, началась новая эпоха в жизни тувинского народа, переходившего от кочевого образа жизни к оседлому.

          Этот период можно назвать периодом Великой стройки — строилось жилье, возводились корпуса предприятий и учреждений, создавались колхозы и совхозы, и все это требовало огромного количества строительного материала,а самым дешевым, и практически единственным на первых порах стройматериалом был лес.

          Поэтому вполне закономерным стал процесс создания в Туве лесничеств, а потом у лесхозов, начало которому было положено 11 января 1946 года.

          Именно в этот день исполкомом областного Совета депутатов трудящихся Тувинской Автономной области было принято решение «Об организации лесного хозяйства и охраны лесов Тувинской автономной области».

          В силу исключительной важности данного документа, хочется привести его полностью по всем пунктам:

          « Исполком областного Совета депутатов трудящихся решил:

          1. Организовать при Облисполкоме Управление Лесами области в составе Областного Управления и 16 лесничеств.

          2. Просить государственную Штатную Комиссию при СНК СССР утвердить штат по Управлению лесами и лесной охране на 1946 год в количестве 194 человека с годовым фондом зарплаты в 788 тыс. рублей за счет областного бюджета, согласно приложению № 1.

          3. Утвердить представленный проект лесных доходов по Управлению лесами на 1946 год согласно приложению № 2.

          4. Обязать областное Управление лесами, горисполкомы, и райисполкомы выделить зеленые зоны вокруг всех городов области и ее административных центров: радиусом 20 километров вокруг городской черты г. Кызыл, радиусом в 10 километров вокруг городов Чадан, Туран, Шагонар, радиусом 7 километров вокруг прочих районных центров. Запретить в пределах зеленых зон все виды сплошных рубок, допуская в них рубки в порядке ухода за лесом, санитарные рубки, а также рубку перестойного леса.

          5. Отнести зеленые зоны вокруг городов и районных центров, Балгазынский бор и все леса степной зоны Монгун-Тайгинского, Бай-Тайгинского, Овюрского, Барун-Хемчикского, Сут-Хольского, Дзун-Хемчикского, Тес-Хемского, Эрзинского, и Кызылского районов к лесам первой группы.

          6. Леса горно-таежной зоны этих районов ввиду их водоохранного и водорегулирующего значения отнести к лесам второй группы. Леса Тоджинского и Тере-Хольского районов отнести ко второй и третьей группе лесов. Предложить областному Управлению лесами определить конкретные площади каждой группы лесов к 1.1. 1947 году.

          7. Установить защитные полосы леса по берегам рек шириною в 1 км, считая от кромок берега и по автодорогам областного значения шириною в 250 метров от кювета.

          8. Запретить на склонах гор от 40 градусов и выше сплошные рубки, допуская вместо них только соответствующие, трех и двухприемные выборочные рубки.

          9. Установить максимальную толщину вершин, которые могут быть отнесены к порубочным остаткам в 5 сантиметров.

          10. Утвердить и ввести в действие с 1.11946 года следующие таксы на древесину, отпускаемую с корня самозаготовителям и основным лесозаготовителям из лесов области для всех пород:

Деловой лес — 14 руб. за полный кубометр.

Дрова — 7 руб. за кубометр.

Хворост и пни — 2 руб. за складочный кубометр.

          11. Утвердить положение об Управлении лесами области. Утвердить положение о лесничествах области.

          12. Обязать Облфо тов. Каплунова установить на 1946 год совместно с областным Управлением лесами размер административно — хозяйственных расходов, капиталовложений, обеспечить финансирование из местного бюджета и открыть областному Управлению лесами в отделении госбанка расчетный счет для производства денежных операций.

          13. Обязать Облторготдел тов. Тагба выделить для лесной охраны обмундирование согласно положению о лесной охране, а также обувь и продовольствие.

          14. Обязать Облживзо тов. Лопсан-Кенден дать указание районам в продаже лошадей для лесной охраны по заявкам областного Управления лесами.

          15. Просить СНК СССР выделить областному Управлению лесами для борьбы с лесными пожарами три грузовых автомашины.

          16. Обязать горсовет тов. Чанзан-оол выделить помещение для областного Управления лесами в размере не менее 30 кв. м. и для работников Управления квартиры.

Зам. Председателя исполкома Областного Совета Депутатов трудящихся Тувинской автономной области (Седегов)

Секретарь (Ховенмей)

          По штатному расписанию Управление лесами возглавлял начальник Управления с окладом 11000 рублей. Первым на эту должность был назначен Оюн Ширап.

          Его помощниками были старший лесничий с окладом 1000 руб, инженер по лесному хозяйству и лесонасаждениям и начальник лесной охраны со ставками 750 и 650 рублей соответственно.

          Кроме того, был бухгалтер, кассир, секретарь — машинистка и конюх, зарплата последнего составляла 315 рублей.

          Была еще одна должность сторож-истопник — уборщица-курьер, которая оплачивалась 280-ю рублями в месяц, в районных лесничествах эта должность оплачивалась еще меньше — 210 рублей. Кадровую основу лесничеств составляли лесники и объездчики, их зарплата — 200 и 300 рублей соответственно.

          Через год с небольшим областное Управление лесами было реорганизовано в областное Управление лесного хозяйства с подчинением Главному Управлению лесами Восточной Сибири и Дальнего Востока.

          Начальнику Управления лесами местного значения, Иосифу Аткину, сменившего на этом посту Оюна Ширапа, решением исполкома депутатов трудящихся ТАО от 29 апреля 1947 года было предписано передать в Управление лесного хозяйства лесной фонд, незаконченное строительство контор, пожарные вышки, инвентарь, транспортные средства, жилой фонд и подсобное хозяйство по балансу на 1 января 1947 года, а также перевести в Управление лесного хозяйства наличный состав лесной охраны, рабочих, служащих, инженерно-технических работников областного Управления лесами и 16-ти районных лесничеств.

          Основными задачами перед Управлением лесного хозяйства и подчиненными ему лесничествами были:

          1. Лесоустройство, учет лесного фонда, определение размера и размещение рубок леса, отвод лесосечного фонда самозаготовителям в соответствии с планом, а также контроль за соблюдением лесозаготовителями правил отпуска леса и рубок.

          2. Восстановление лесов на площадях вырубок, гарей и пустошей.

          3. Облесение степных и засушливых районов области.

          4. Охрана лесов от пожаров и самовольных порубок.

          5. Организация и улучшение ухода за лесами путем проведения рубок ухода и санитарных рубок, очистка лесов от захламленности, защита лесов от вредных насекомых и болезней.

          В этом же документе содержалась просьба к Министерству лесного хозяйства СССР увеличить ассигнование на капитальное строительство райконтор, кордонов, пожарных вышек, на приобретение лошадей. Также была просьба выделить Управлению лесного хозяйства геодезические инструменты, техническую литературу, две грузовые автомашины, обмундирование и вооружение, направить на работу специалистов по лесному хозяйству с высшим и средним специальным образованием.

          Одним из самых первых специалистов Управления, а с высшим образованием, самая первая была Тамара Петровна Киприевская. Она приехала в Туву в 1950 году после окончания Красноярского лесотехнического института. Вот что рассказала Тамара Петровна о себе и о том времени:

На фото Киприевская Т.П.

Как молоды мы были...

          «Когда я приехала в Кызыл, была поражена видом города, в котором предстояло жить и работать — кругом песок и почти все дома без крыш. Нашла контору Управления, находившуюся в то время по улице Авиации, 22, на крыльце сидел приятного вида мужчина, который на вопрос, где можно найти начальника, ответил, что начальник передо мной. Так мы познакомились с Терентием Ивановичем Воронковым, с которым рука об руку проработали вместе более четверти века. Все, кто возглавлял Управление до него, работали совсем недолго, за четыре года сменилось три управляющих — Оюн Ширап, Иосиф Аткнин, Василий Волин.

          Терентий Иванович Воронков был лесником от Бога, мы его не просто уважали, мы его любили — он был очень строгий и требовательный, если дело касалось работы, но в го же время добрый и заботливый в отношении своих подопечных. В тот мой первый день Терентий Иванович проводил меня в гостиницу, позаботился о том, чтобы я не осталась голодной.

На фото Семья Воронковых

На фото Воронков Т.И. и Киприевская Т.П.

         И начались наши трудовые будни- через неделю подъехало еще пятеро ребят из Бийского лесного техникума, среди них был Миша Сухачёв и Вася Попугаев, впоследствии ставший главным лесничим Управления, чуть позже появились Вера Каратаева и Александра Сарыгина, закончившие уральский лесной институт.

          Мы все вместе жили в одной большой комнате при Управлении, на неделю обычно все разъезжались по районным лесничествам, там специалистов практически не было, и мы рассказывали, показывали, сами принимали участие во всех лесокультурных заботах. Возвращались обычно в субботу, все дружно топили баню у соседей, ходили за продуктами на рынок, а в воскресенье всей гурьбой шли в парк, на танцплощадку. Так было, пока все не переженились и не повыходили замуж, не обзавелись своим собственным жильем. Первой квартиру получила я, потому что приехала мама, и ей где-то надо было жить.

          Работать тогда приходилось очень много, вся жизнь была в командировках — осенью уезжали на сбор семян, на осенние лесопосадки, весной, только стаивал снег — закладывали питомники. Самый первый питомник был заложен в Шагонарском лесхозе, де в основном выращивали сосну, и работал там влюбленный в свое дело Чульдум Кок-оолович Аракчаа, впоследствии заслуженный лесовод России, кавалер ордена Ленина такой же это был замечательный человек и лесовод!

          Потом были заложены питомники в Балгазыне, в Тандинском лесхозе, в Каа-Хеме в Пий-Хеме.

Не могу не вспомнить и о Николае Ивановиче Киме, который отвечал за питомник лиственницы в Чербинском лесничестве, этот одинокий человек всю свою любовь и нежность, невостребованную в семейной жизни, отдавал своим маленьким питомцам-саженцам лиственницы, он относился к ним как к малым детям.

          В конце пятидесятых мы взялись за озеленение городов и поселков Тувы. Помню, что в Кызыле первой стали засаживать тополями улицу Ленина, а перед зданием облисполкома нами были высажены голубые ели, привезенные из Тес Хемского района.

          Большим событием стала закладка соснового бора в Балгазыне, который сильно погорел в 1946-м году, а потом еще и в 1950-м, сосну привозили даже из Шагонара. Наш Терентий Иванович там дневал и ночевал. Когда бор поднялся — это какая красота была! Потом начали закладывать лесополосы. Здесь я ненадолго прерву рассказ Тамары Петровны с тем, чтобы обратиться к цифрам. В Управлении лесного хозяйства еще в 1977 году подсчитали площади под лесами, засаженными под руководством Тамары Петровны — получилось шестьсот гектаров лесополос и тридцать восемь тысяч гектар лесных культур.

          К 60-летию Тамары Петровны, ее подруга Александра Ивановна Лебедева, о которой речь еще впереди, написала такое весьма незамысловатое, но в то же время сердечное и весьма биографическое стихотворение:

Помнишь, Тамара,

Как эСТэ ты кончала,

Потом по путевке

В Туву к нам попала

Здесь с душой тебя встречали

Все стало близким и в душу запали

Ёлки — моталки

Лесные сажалки

Тут Василий Пугачев,

Михаил был Сухачев,

Панкратов и Лунёв,

Каратаева и Сдобников,

Теплом встречал вас Воронков.

Вот уж жили, не тужили,

И трудились с огоньком

Каждое дело в руках кипело,

И прижились вы, как подвой,

Тува вам стала Родиной второй!

На фото Лебедева А.И. и Киприевская Т.П.

          В предпоследнюю строчку, очевидно, вложен тот смысл, что немало пришлось Тамаре Петровне Киприевской и ее друзьям — сослуживцам поработать и поэкспериментировать, чтобы в Туве появились и хорошо себя чувствовали такие прежде здесь неизвестные породы, как бальзамический тополь, мелколистный вяз, американский клен, сибирская яблоня.

          А Тамара Петровна продолжает свой рассказ о том, теперь уже далеком от нас времени, далеком даже не столько по годам, сколько далеком и разном по душевному строю людей тогда и сейчас:

«Машин еще мало было, чтобы добраться из одного лесничества в другое, давали лошадь, пришлось обучиться искусству управления этим живым видом транспорта. И надо сказать, это каким-то образом еще больше сближало меня и с природой, и с окружающими людьми. Бывало, выедешь на лошади из Бай-Хаака в Балгазын где-нибудь под вечер, а тут уж и ночь подступает — ничего страшного, оглядишься, где-то тут была юрта, подъедешь, постучишь — тебя встретят как родную — и накормят, и месте в юрте отведут, чтобы до утра отдохнуть можно было. Никто никого не боялся, все люди такие добрые, такие сердечные были, а теперь чуть стемнеет, на улицу боимся выйти.

          Потом меня избрали депутатом городского Совета и направили на работу в горисполком, восемь лет я там отработала, но вся душа была в лесу. И какая же была радость, когда я снова вернулась на свою любимую работу. Вот тогда окончательно поняла, что лес — это, действительно, мое призвание. А ведь после школы я мечтала стать врачом и поехала в Новосибирск поступать в медицинский институт, но доехала только до Красноярска, а дальше мне не дали билет на поезд по причине отсутствия паспорта. Случайно увидев вывеску Сибирского технологического института, зашла — да так и осталась с лесом навсегда, и не пожалела о том ни на одну минуту своей жизни. То ли судьба это, то ли призвание?

          Еще одним радостным и очень важным событием в жизни нашего Управления была закладка Чербинского сада. Поводом стал приезд специалистов из Новосибирска, рассказавших о том, как выращивают облепиху в их области. Идеей облепиховых плантаций загорелся сам Терентий Иванович Воронков, и отправил в Новосибирскую область для ознакомления с этим делом Василия Семеновича Пугачева. Вот после этой поездки и был заложен сад в Чербях, где посадили не только облепиху, но и смородину, малину, ранетку, крыжовник. А хозяйкой сада назначили молодого специалиста Анну Афанасьевну Балязину, только что приехавшую на работу в Туранский лесхоз, к которому в то время относилось и Чербинское лесничество.